Об авторе:

Аушра Моркунайте, старший администратор филиала на Спортивной

Большинство сегодняшних мам и пап не встречали Рождество в детстве; нам трудно представить, как видят праздник наши дети. Чтобы подбодрить и вдохновить наших читателей-первопроходцев, мы решили расспросить человека, который с младенчества помнит традицию встречи Рождества в своей семье.

Наряжая ёлку, репетируя колядки, раскрашивая вертепных кукол, современные родители поневоле думают: что запомнит малыш? И запомнит ли? Большинство сегодняшних мам и пап не встречали Рождество в детстве; нам трудно представить, как видят праздник наши дети. Не напрасно ли мы пытаемся проложить этот путь к детскому сердцу?

Чтобы подбодрить и вдохновить наших читателей-первопроходцев, мы решили расспросить человека, который с младенчества помнит традицию встречи Рождества в своей семье. Аушра Моркунайте, наш незаменимый администратор, делится детскими воспоминаниями.

В родительском доме для меня главным рождественским событием был Сочельник. Накануне Рождества весь день дом был погружен в радостное ожидание. Нас было в семье восемь детей. Мама говорила: ругаться нельзя! В этот день все просили друг у друга прощения, весёлую музыку слушать не разрешалось. Говорили тише, телевизор не включали, и весь дом был погружён в тишину и ожидание чуда. Дети помогали убирать, наряжали живую душистую ёлку. Именно в этот день папа приносил её из леса, а позже с ёлочного базара. Она оттаивала, сверкала, пахла. Мы все вокруг неё вертелись, доставали игрушки. Ни о каких искусственных ёлках тогда даже речи не было.

Мама весь день не выходила из кухни, там ей тоже помогали девочки. Запахи выпечки и радостное, сдерживаемое всеми возбуждение, витали в комнатах. Это был для нас праздник, но мы не веселились — все ждали чуда. Перекусывали урывками, настоящего обеда в этот день не было, поэтому к вечеру все были голодные. Готовили сразу и постную трапезу для Сочельника, и мясные рулеты, которые можно будет поставить на стол после 12 часов, когда наступит Рождество.

Солома под скатертью

На праздничный стол непременно стелили солому в память о яслях, в которых родился Иисус Христос. Её накрывали белоснежной тканой скатертью. Если в семье в тот год кто-то умер, ставили распятие и лишнюю тарелку: литовцы верят, что в предрождественский вечер к нам спускаются души умерших близких, чтобы участвовать в общей трапезе. На литовский стол в Сочельник обязательно готовят 12 постных блюд. Среди них почётное место занимают дрожжевые печенья с маком кучукай.

Кучукай — это маленькие сухие кусочки печёного теста с маком — обязательное ритуальное угощение, неизменный в Литве атрибут ужина в Сочельник. Собственно и название происходит от Kūčios — Сочельник. Едят их с маковым молочком.

Кучукай (рецепт):

600 г муки для теста и 100 г для раскатывания;
250 г сахара (можно заменить мёдом);
70 г сливочного или растительного масла;
70 г мака;
40 г свежих дрожжей;
щепотка соли;
неполный стакан тёплой воды.

Дрожжи надо растворить в тёплой воде с сахаром и 2 ст. л. муки. Подождать, пока не поднимется дрожжевая пенка. Добавить соль, мак. В миску насыпать муку, сделать ямочку. В неё вливать дрожжи и потихоньку вымешивать тесто. Дать подойти в тёплом месте. Затем скатать из него тонкие колбаски, разрезать их на небольшие кусочки. Эту работу можно доверить даже самым маленьким «поварятам». Потом разложить на противне. Каждый кусочек должен быть размером примерно с лесной орех. Выпекать в духовке.

Маковое молочко (рецепт):

Замочить мак в кипячёной воде на час, затем слить воду. Мак перетереть или смолоть в блендере с сахаром. В молотый мак добавить кипяток и дать «молочку» настояться. Кучукай класть в маковое молоко непосредственно перед тем, как подавать блюдо на стол.

В Сочельник также всегда готовили несколько блюд с селёдкой, поскольку считалось, что их можно есть в пост. Была селёдка под шубой из моркови и лука, селёдка с грибами, селёдка, запечённая в тесте. Делали винегрет, клюквенный кисель, рулеты из постного дрожжевого теста с начинкой из мака, из джема. И малюсенькие печёные пирожки, размером с вареники, фаршированные маком, грибами и другими постными начинками. Как же всё это пахло, пока пеклось!

Вот еще один традиционный литовский рецепт из моего детства, он совсем простой:

Сельдь под морковной шубой

Селёдку режем кусочками, раскладываем на красивую тарелку. Морковь натираем на крупной тёрке, режем репчатый лук, обжариваем его с морковью. В конце жарки добавляем томатный соус или пасту. Солим, перчим по вкусу и снимаем с огня. Остужаем и накрываем селедку сверху.

Свеча в окне

За стол садились, когда темнело, и на небе появлялась первая звезда. Свет гасили, зажигали свечи. Занавески раздвигали и одну свечу ставили на подоконник. При этом было видно, как в окошках всех домов горели такие же свечки. Весь город праздновал Сочельник! В торжественной тишине папа делил освящённые прямоугольные рождественские хлебцы-облатки из тонкого теста, которые приносили из костёла. Это необъяснимая для меня история, но мой крещёный папа, который никогда не был верующим, только в этот единственный момент в году крестился! Он желал каждому ребёнку что-нибудь доброе на следующий год, и, отламывая от своего хлебца кусочек, давал его малышу.

После добрых пожеланий друг другу все принимались за еду, причём надо было непременно попробовать все двенадцать блюд. Поэтому я запомнила Сочельник как ночь, когда наедаешься так, что раздуваешься, словно шарик! В полночь начинается празднование Рождества и на стол ставят ещё и мясо, но его уже никто есть не может. Ему отдают должное на следующий день, с утра. Со стола ничего не убирали, так как считалось, что души родственников, усопших в этом году, могут вернуться на трапезу.

После застолья, ближе к 12 часам ночи у нас обязательно начинались традиционные языческие развлечения: мы принимались гадать. Это было похоже на детскую весёлую игру. Тащили из-под скатерти соломинки и мерялись ими, чтобы узнать, чья жизнь будет длиннее. Девочки кидали через плечо сапожок. Если он падал, повернувшись носком к входной двери, значит, скоро жених уведет тебя из дому. Скручивали записки с именами мальчиков, засовывали под подушку и утром, не вставая, вытаскивали одну: какое имя выпадет, так и суженого будут звать. Девочек постарше мама после 12 часов отпускала к подружкам, которые жили по соседству: вместе гадать веселее. Тут уж мы и свечкой в воду капали, гадая по очертаниям воска.

Бабушкино Рождество.

Иногда мы всей семьей ездили праздновать Сочельник и Рождество к бабушке в деревню. Тогда мы бегали в хлев слушать, не разговаривают ли коровы и козы, поскольку было поверье, что в эту ночь животные обретают умение говорить по-человечески. В сарае хватали в охапку дрова и считали, сколько получилось: сколько дров схватили, столько лет ждать свадьбы.

Хотя мы и не всегда праздновали Рождество у бабушки, но именно с её домом, с запахом русской печки у меня связаны самые-самые дорогие рождественские воспоминания. Рождество — это там, у бабушки. Глубокой ночью, встав из-за стола, мы с нею ходили на мессу в тот самый костёл, который когда-то помогал строить дедушка. В костёле был сооружён для поклонения вертеп, стояли ясли, окружённые животными: там были фигурки животных: бык, осёл, овцы. В яслях лежал Младенец Иисус. Над ним, молитвенно сложив руки, склонялись Дева Мария, Иосиф и пастухи. Пахло ёлкой, которую наряжали там же.

Бабушка строго соблюдала все обычаи, не разрешала по воскресеньям трудиться, ходила в костёл. И ко мне вера в Бога пришла не во взрослом возрасте, нет. По-моему, она со мной с рождения. Это из глубокого детства, от бабушки. В костёл я ходила, пока была маленькой. Школьники ходить туда на Рождество боялись, поскольку учительница непременно спрашивала утром в первый после каникул день: «Встаньте, кто праздновал Рождество». Дома детей предупреждали, чтобы они молчали, не признавались. При этом Рождество праздновали абсолютно все, и учителя тоже. Но в своих семьях, не афишируя это. Моя мама, будучи членом компартии района, тоже праздновала Рождество, и её сестра, учительница.

Утром следующего дня все просыпались поздно. Дети сразу наперегонки бежали заглядывать под ёлку, где их ждали подарки. Утро было временем, когда дети чувствовали, что всё самое главное уже совершилось. Чудо состоялось, младенец Христос родился, подарки подарены. Дальнейшие застолья касались скорее взрослых, поскольку именно днем 25 декабря все начинали ходить друг к другу в гости, принимать у себя друзей и общаться.

Сейчас же меня ежегодно очень сильно тянет домой именно 24 декабря. В этот день я всегда работаю и всегда буквально места себе не нахожу. Мне отчаянно не хватает этого праздника, я всегда его помню, и душа рвётся туда, домой, в детство.

Записала Татьяна Трофимова


Возврат к списку

Поделитесь с друзьями: